Все будет всегда, и как хочешь...

На улице еще стоят вполне ощутимые морозы, но Ясин дом вдруг начинает потихоньку просыпаться от спячки. Солнечные зайчики радостно отплясывают на кровати, предвкушая скорое тепло. За окном висит старая деревянная кормушка, сделанная из обломков детской табуретки. И вот однажды утром в приоткрытую форточку влетает синица. Ну само собой переполох, кошачье семейство оживляется, кресло перевернуто, гвалт, грохот. А птичке ничего, летает себе, осматривает книжные шкафы, качается на люстре.

"Все, пора пришла," - думает Яся, - "Время менять пленку в фотоаппарате!"

Дело в том, я что у нее есть старый дедушкин фотоаппарат, который когда-то верно служил археологу-романтику, а теперь каждый день отправляется с археологовой внучкой на прогулки. Всю долгую зиму в него заправлена черно-белая пленка. Ну ведь и правда, для зимы в самый раз, фотографии выразительные получаются. Но каждый год, как только приходит первая весть о приближающейся весне, Яся меняет пленку на цветную, заваривает зеленый жасминовый чай и делает праздничный снимок.

Глава кошачьего семейства (зовут его, кстати, Марысь) непременно стремится оказаться на снимке, считая это очень почетным:

"Ну кому, как не мне предвещать весну, вот ведь и постройнел я, и мяукаю отныне как звонко, почище грядущей капели! А неясное томление в моем благородном сердце!" - и мечтает усатый о своей запечатленной морде в красивой деревянной лакированной рамке на солнечной стене.

Однако в этом году все немножко иначе, чем раньше. Эта весна с запахом древесных грибов и меда в рыжей глиняной чашке:

"Отчего это? Может я становлюсь мудрее? А, может быть, что-то должно произойти? Теплое, как золотистый мед и терпкое, как настой чаги?"

Чашка выпита: "Понимаю!" - собран рюкзак, перекинут через плечо фотоаппарат, на ногах сапожки и теплые носки, - "Я покажу людям, какой должна быть настоящая весна, я покажу, что жизнь просыпается повсюду! Праздничного снимка не будет, будет много-много фотографий"

Возможно вы сейчас ничего не понимаете в Ясиных мыслях, но факт остается фактом, она отправляется пешком до платформы, едет пару часов на "подкидыше", так ласково называют железнодорожные тетеньки дизельный поезд с одним вагоном, который доставляет жителей глухомани до приличной станции с зелеными электричками. А потом туду-т-туду... Колеса стучат, несется Яся в холодный северный город, обдумывает свою затею.

Хотите знать, что она задумала? Так вот, есть у нее одно любимое, ласкающее душу словосочетание - "многократное экспонирование" - это когда на один кадр делается несколько снимков, такие чудеса получаются! Настоящие произведения искусства!

"Я буду фотографировать серый город, людей, которые забыли о простых чудесах, я возьму у них телефоны, а потом снова поставлю пленку в дедушкин Зенит и запечатлею нашу грядущую весну! И она будет прорастать сквозь их лица на пленке. может быть я подарю кому-нибудь немного радости"...

Когда Яся спустя месяц вновь поехала в город отдавать портреты, где в чьих-то глазах плескался ручей, из грустной улыбки прорастали подснежники и вплетались в волосы первые стебельки нежнозеленой травы, ей стало совершенно очевидно: "Чудеса могут поселиться лишь в той душе, что сама готова творить сказку вокруг..."

Что и было записано на 39 страничке Ясиной тетрадки.

P.S. А самодовольная морда Марыся со всеми членами хвостатой семьи, просвечивающими сквозь зеленый мох висит теперь на кухне прямо напротив обеденного стола :)


@темы: Шепотки и сказки, Ясина сказка